- А чужие сны обычно слушать не очень интересно. - Я слышала, как ты рассказывал папе, как немцы кого-то расстреляли,- сказала Валенсия. Она говорила о расстреле бедного старого Эдгара Дарби. - Угу. - И тебе пришлось его хоронить? - Да. - А он видел вас с лопатами перед тем, как его расстреляли? - Да. - А он что-нибудь сказал? <img src=bojnya1.gif> - Нет. - Он боялся? - Нет, они его чем-то напоили. Глаза у него как-то остекленели. - А они прилепили к нему мишень? - Да, кусок бумаги,- сказал Билли. Он встал с постели, сказал "извини, пожалуйста" и пошел в темную уборную помочиться. Нащупывая выключатель, он почувствовал шероховатую стенку и понял, что пропутешествовал обратно, в 1944 год, и снова очутился в лагерном лазарете. Свеча в лазарете потухла. Бедный старый Эдгар Дарби уснул на соседней койке. Билли встал с койки, шаря в темноте по стенке, чтобы найти выход, потому что ему ужасно нужно было в уборную. Он вдруг нащупал дверь, она открылась, и он, шатаясь, вышел в лагерную ночь. Билли обалдел от морфия и путешествий во времени. Он помочился у колючей проволоки, и она впилась в него десятками колючек. Билли пытался выпутаться, но колючки не отпускали его