Тут в барак, где лежал Билли, зашел его проведать командир англичан. Он был полковником пехоты и попал в плен еще при Дюнкерке. Это он сделал Билли укол морфия. Настоящего врача в их бараках не было, так что всех лечил этот полковник. - Ну, как наш пациент?- спросил он Эдгара Дарби. - Лежит как мертвый. - Но на самом деле он не умер? - Нет. - Как приятно - ничего не чувствовать и все же считаться живым. Дарби спохватился и с унылым видом встал "смирно". - Нет, нет, прошу вас - вольно! Тут на каждого офицера приходится всего двое рядовых, а рядовые при этом все больны, так что, по-моему, мы вполне можем обойтись без обычных церемоний между офицерами и солдатами. Но Дарби остался стоять. - Вы с виду старше остальных,- заметил офицер. Дарби сказал, что ему сорок пять лет, оказалось, что он на два года старше полковника. Полковник сказал, что все американцы уже побрились и только у Билли и у Дарби остались бороды. И он еще сказал: - Знаете, нам тут приходилось воображать - какая там идет воина, и мы считали, что в этой войне сражаются немолодые люди вроде нас с вами. Мы забыли, что войну ведут младенцы. Когда я увидал эти свежевыбритые физиономии, я был потрясен